Сергей Тараскин о жизни ТЮЗа и временной самоизоляции. Часть 2

Несколько дней назад наша редакция взяла интервью у Сергея Тараскина, художественного руководителя Театра Юного Зрителя. Вопросов было много, поэтому мы решили разбить интервью на 2 части. Представляем вашему вниманию вторую часть.

Сергей Владимирович, какие перемены произошли за последние годы в театральной среде? 

В последние годы театр всё время ищет своё место. Если достаточно долгое время театр был неким мерилом социальной справедливости, может быть, даже на театр возлагалась образовательная часть, то последние десятилетия театральное сообщество сильно ударилось в погоню за коммерческими проектами. Без этого никак нельзя, я с этим бесспорно согласен, спектакль должен продаваться, на него должен ходить зритель, но я не согласен, что на сцене можно показывать всё. Когда главной является коммерческая составляющая и этому подчинено абсолютно всё, невзирая на морально-этические нормы, по-моему, портится вкус зрителя и сотрудников театра. Это вектор саморазрушения. 

Для Вас это неприемлемо?

Наш театр никогда не менял репертуарную политику в направлении пошлости, юмора ниже пояса. Я работаю с 1993 года, на моей памяти всегда были спектакли, которые пропагандировали человеческое развитие, духовный поиск. Театр человеческих взаимоотношений. И, мне кажется, развитие должно заключаться в том, чтобы артисты и режиссёры становились современнее. Всё то, чем богато наше общество и театральные школы, необходимо изучать и применять на практике, отметая ненужные популистские направления. Я не говорю, что театр не может пропагандировать современные методы взаимодействия, но он должен оставаться неким самоцензором. Хотя функция воспитания во многом отвергается, всё-таки она должна присутствовать. Не в назидательном смысле, а в создании правильных вопросов для зрителя. Тех вопросов, которые делают человека лучше.

Какие у современного театра наметились тенденции?

Мы проводим постоянные тренинги в нашем творческом коллективе. Много занимаемся с актёрами, а также проводим мастер-классы для других сотрудников – осветителей, художников. Так что есть тенденция к развитию – не сидеть на одном месте со словами «я всё знаю, всё умею». Я противник такой позиции.

Когда вы откроетесь после самоизоляции, планируете ли удивить астраханского зрителя чем-то новым, необычным? 

Откроемся мы, скорее всего, ближе к осени. Возможно, попробуем провести несколько встреч летом. В отпуск мы уходим в конце мая, в начале июля обычно начинается репетиционный процесс. В свете последних событий для театра наверняка наступят непростые времена, мы достаточно долгое время «простояли», ничего не зарабатывали. Я думаю, что необходимо будет пересмотреть нашу репертуарную политику. После пандемии мир изменится. И темы, которые мы будем затрагивать, поменяются. Сейчас я много об этом думаю, разговариваю с коллегами. Театр, он как лакмус общества, не может существовать отдельно от социального пространства. Надеемся, что будут подтверждены те проекты, которые наш театр заявил. Мы подали интересные спектакли на гранты в Министерство Культуры. Мне кажется, там темы, которые будут волновать людей после самоизоляции. Время покажет. 

Какие пьесы посоветуете детям и взрослым в первую очередь?

Наверное, те, которые могут откликнуться на ваше состояние души, на ваше настроение. К каждому произведению есть аннотация, которая даёт понимание примерного содержания. Много лет уже у юного зрителя пользуются успехом такие спектакли, как «Дядя Федор, Пёс и Кот»,  «Серенький К», «Золотой ключик», «Сказка о золотом петушке», «Золотой цыплёнок». Да, можно пошутить, что у нас много золотого. Для тех, кто постарше, есть «Тринадцатая звезда», «Отцы и дети», «Д.О.Н.О.Р», «Страсти по Торчалову», «Старый друг лучше новых друг», «Повести Белкина», «Дубровский». Собираясь в театр, я бы посоветовал выбрать что-то своё. Хочу пожелать всем удачи! До скорой, надеюсь, встречи!


Подпишитесь на новости Астрахань.Ру в Telegram. Все самое важное в жизни города.

Добавить комментарий

Ваш комментарий появится после прохождения модерации.
Недопустима нецензурная браь и переход на личности.